Авторитетам

Обманутые мы с детства ищем себя, Когда нам надо собраться под единым знамем, Воплотить в чудесной сфере Единство чувств в совместном деле. Мне грустно и смешно Смотреть на тех кто неизменно Разом за раз пытается надменно Вознестись среди людей. Предстать пред миром авторитетно. Свой вкус, манеру донести; Но разве маска лицемера поможет В довольстве счастливом продолжить Жить?

Бессонице

В серых дождях чувствую лето. С цветением трав хочу метель. Я знаю что потерян где-то. Для всех вокруг Я просто тень. Часы стучат, стрелки вращают, Большая скоро кончит круг. Полночь всё ближе наступает, А Я без сна молча лежу. Нет духа выдержать свой курс. Срываюсь каждый раз в неволю. Теряю всё столь дорогое. Лишь в памяти храню Солнца лучи. Тускнеют с каждым днём они. Груз тишины смыкает веки. Уже готов в объятия сна уйти… Но звон будильника рождает крики…

-

Богам

Песочны вещи в мгновении света, Доступного для человека. Он не успеет никогда Познать вселенной все края! Внутри себя, с различной верой, Зачем он прячет ото всех Открытый ему взор На данный жизнью век? Его душа под тенью скрыта, Ещё надеется взойти. Её ростки так сладко мягки, Но ствол внутри почти весь сгнил. К солнцу карабкается, без оглядки, Теряя в каждом шаге сил. Ночами мрёт, на месте мнётся. Утром проснётся. Распахнется. Блеском борьбы осветит серый край, Своей мечтой за яркий рай! Что даже боги не посмеют За такой подвиг зачернить счастье.

Боязни

Я не боюсь тебя — судьба, Мой недруг с самых первых вдохов; Изнывать, когда мой друг подвёл меня. Я не боюсь стареть; Какой бы старость ни была жестокой, Я не закрашу свой белесый цвет. Я не боюсь молчать, Стоя перед лицом народа; Смотреть в глаза жаждущей слов толпы. Я не боюсь упасть, Дрогнув на последней опоре, Скатиться вниз с достигнутых вершин. Я не боюсь смерти, Внезапной или в долгой муке, Привык к страданиям уже. Я не боюсь людей. Примерил их пороки. Но из всего на свете Я боюсь остаться одиноким, Где неизменно, в безразрывной тьме кромешной, Вечно жить.

Будущему

Бейся волна покуда дали Тебе возможность рассказать, Что прежде лишь шаманы знали, Что нынче людям не понять. Развязаны нити историй, Тянущиеся с первых дней, Все поняли стихов теорий Разобрана ясность вещей. Стало всё просто и логично, Как твой замыленный узор, Что к берегам подходит точно, И сокрушает пенный звон. Загадки в прошлом недалеком, Всё в пленке есть, можно узнать. Но как любовь обожествляли, Уж нынче людям не понять.

ВО

Вóн чайки в небе, верфи видишь? Там Тихий хóд сталью брызжет. А дальше в вóлнах отблеск крыши, Мостов и правóславных церквей. Слова здесь óбретают тело. Сам Бродский в тенях ВÓ писал: Мир не спасти, всё этó тленно! Нó, человека можно, добавлял.

Вере

Пусть время гонится к забытию, Неся мой прах в чуждую даль. Лишь в череде разных событий Свой облик Я рисую сам. Вижу путь лежит сквозь пекло, Но тянется к нему тепло сердца. Я приручу тело подчиняться воли, Открывая в движении новые места. Лишь это мне придаёт сил. Оставшись с мыслями наедине Я задаю вопрос себе. Но не могу найти ответа.

Взрослым

Будьте как дети: Упрямы, любознательны; Любите учиться, Первыми всё рассказывайте. Сдаваться не надо Услышав слово «Нет». Погодите немного. Изменится ответ. Никак не обойтись Без воображения. В ней реальность Ускоряет времядвижение. Ну взрослые, нуже, Отставить нудить! Попробуйте-ка лучше Как дети мыслить.

Возрождению

Небесный друг, Орёл безмолвный! Полёт твой дивен и красив. Пером своим манишь к свободе, Доблесть во взоре сохранив. Жаль, у судьбы собственны планы, Как вдруг развергнется гроза, Небосвод скроется в тумане, Залепят тучи небеса. Время застынет. Звери стихнут. От страха кровь сильнее вскипит. Внезапно вспышка-ослепитель Твой силуэт миру явит. Сиявший облик согнёт рана. Земля в бездном мраке смолчит, — Полёт оборвётся светом ярким, — Так древний бог исход велит… Не засыпай мой друг, борись За жизнь, что так порой калечит. Внутри огонь души держи; Скрепи сильнее свои плечи. Знай, утром вновь взойдёт заря. Закончатся твои смятения. Лучами тёплыми рассвет Прогреет жажду к приключениям. Пепел встряхнёшь. Расправишь крылья. Прольёшь свой свет после ночи. И разорвёшь земные звенья. Навстречу к небесам взлети!

-

Воле

Я говорю словами рыб; Червём ползу в земле родимой; Ручной орёл ставший бескрылым. Я пёс-изганник. Я забыт. Старый рассказ мне как урок. В устах бездонное молчание, В глазах разбитое желание Успеть дела закончить в срок. ≪< Шаги были быстры и скучны, До места и назад в свой дом, В этом пространстве однозвучном, Лишь иногда проблески света в нём Казалось мне дарили счастье жить самим собой. ≫> С рождения теряю силы. Их заменяют мне мотивы. Но толку? Время-то непобедимо. Заветную цель мне не догнать. Но кое-что Я смог понять. Учась смотреть и осязать Миры вещей, миры утех, Я ограждал врожденный грех От звериных глаз, в которых боги, Затаённо, следят за корнем каждой мысли, Ждут преподать в конце уроки, В конце поведав изначальный смысл. ≪< Я видел многое во снах! Душа моя в них замирала, Память как в бездне исчезала. Но явь в конце, охватив пыл, Меня будила вновь, Повергнув в этот скудный мир. Внутри сжигают болью дикой привидения Многоликих проводников ада во тьме. Я помню как-то брёл за ними, Изредка слыша истории из их гнильных ртов. В себя всю мудрость (старцев) их приняв. ≫> Так шли безрадостные годы. Я понимал речей истоки, Которых прежде внять не мог. Я научился вновь кричать! Мой слог смог разорвать цепи напастей. Я вспомнил Забытое с детства счастье, Которое исчезло прочь Ещё когда Я только рос Не выдержав влияние грёз, Облил своё сердце красной краской, Оставив неотмываемое пятно. Но вдруг, тут чувства тронулись рекой! Руки стали мне вновь контрольны, Омылись ветром благородным, Стали способны вершить Творца закон… Открыл глаза и чувствовал свой взгляд на Нём.

-

Вопросу

Один вопрос находится в центре вселенной. Он остаётся даже когда ты всё узнал. Он истинен, слова при нём — пустое эхо. Он то, что невозможно описать. Для каждой сущности он измельчается в ответы, Которые запутывают только нас. Он изменяет формы и оттенки, И поколения людей в нем снова тонут. Так было сотни раз. Сними с себя ответственность за это! Забудь красивые слова, которыми напичкан ты, В которых нет тебя, — пока ты здесь, запомни это: Ты тот вопрос, который при рождении задан.

-

Вопросы

Кого спросить, кто скажет мне Скрываться ли в тёмной толпе Иль полагаясь на себя Сиять с одиночеством в душе? Открыть на всё вовсю глаза, Ножом разрезав окоченевшие веки Или закрыться навсегда, уйдя в себя, Найти ответы в пределах эго? Продолжать мне, доверясь планам, Идти к цели, не ощущая жизни свет, Аль всё оставить как бывало, Предаться краскам юных лет?

-

Врагам

Мир окружает вещами опасными, Невольно возводишь стены пред собой. Но помни, в покое хранится твоё несчастие, Пока отвечаешь миру обороной. Атакуй! Почувствуй насколько избегание напрасно. Как всё же прекрасно страхи побороть. Врагов напрягать своим участием. Из себя выковыривать боязливость.

-

Вселенной

Так сложно и так нужно понять: Все элементы вселенной замыкаясь образуют мой контур, Нечего ей от меня утаить, Только спрятать можно поглубже, И то, ненадолго. Я процежу всё до самых мельчайших осколков. Ничто не способно меня изменить. Я такой. Таким был рожден. Таким рос. Таким буду. Пройдут сотни, тысячи, нет, миллионы лет! Я останусь прежним. Сам этим доволен. Во всём великолепии мира Вижу его упрямость и страх. Он хочет подружиться со мною, Но не знает как подступиться. Тогда Я сам шагаю к нему. Мы сближаемся, целуемся, сливаемся в целое и плодородное, Рождаем нечто хрупкое и красивое, прочное и уродливое. В этом наше заключение, наше дружеское согласие: Скользить по пенным волнам времени, Под шум борьбы страдающих героев, Под падающий свет умирающих империй. Так просто и так свободно.

-

Герою

Смиренный Дух предстал во всём своём величии! Признать готов, что стало быть совсем его. Он на костях грехов отстроил вечный храм, Смертным сказав своё различие. Никем не признанный Герой. Нет никого ведущего Его! В изгнании Он, с рождения и по ныне. Но не окован страхом никаким. То суждено другим, кто зло не смог отринуть, Тот умирает вместе с ним. Помню последний взгляд, космически смотрящий, Как армия драконов на костре сжигает Его плоть. Казалось, Он спокоен, словно спящий. И Я принять готов в слезах своих горящих Посмертные слова Его.

-

Гневу

Гнев, прошу, скрепи меня плотнее! Дай отразить привнесённую боль. Ничто не кажется сейчас мне более милее, Чем обглоданная до кости любовь. Ах, Я не против жить, Но в это мрущем мире, Не найти мне сладостный покой. Тем лучше растворюсь в космическом эфире, Бессовестным, но действенным лучом, Чем расцвету пустым, но радужным огнём.

-

Действию

Когда становишься слабее Особенно нужно важнее, Держать голову Прямее других. Гони всех тех кто заставляет, Отняв последнее жилье, Учить жизни, кто заявляет, Что пыл наш вовсе баловство. Будь честен, прям, со всеми твёрд И на мечту упрямо опирайся. Делами разрубая злобный рок, В битве за истину сражайся.

-

Добру

Всё что ведёт к добру и к свету Не может темнота сокрыть, В злобе начало есть, тем оно смертно, Добро, напротив, вечно будет жить.

Дождю

Под сырым воздухом гнетущим, Без крыши, денег и зонта, С печальной повестью намокший, Иду вдоль скользкого моста. Столь бесконечны его метры, Кажется замер и стою, Пока сменяются рассветы, А осень превращается в весну. Под ногами крутится планета, Движением невидимого колеса. Бегу и Я, в поисках лета, А там за радугой уже зима.

-

Друзьям

О ветер молодости скверной Явился мне в пустынный дом, Напомнил он поступков деяний Полузабытых, словно сон. В памяти славные портреты Истекших из судьбы друзей. Мелькают эти силуэты И исчезают в темноте. Наши пути свелись когда-то, Внезапной, странною игрой. Но вот, прошли наши закаты, Пришёл рассвет каждому свой. Прости меня мой старый друг. Крепко держась за склоны мира, Мы по-отдельности вели наш разговор. Теперь не встретимся. Нет больше силы.

-

Душе

Душа моя, прошу, яви! Дай сердцу вспыхнуть, Освети мне путь к любви, Тревоги вовсе отпусти. Дай волю мне, потоки страсти, Сил, все сомнения скинуть прочь! Сотри из памяти те неудачи, Что не дают страх превозмочь. Дай мне любовь, будучи в шрамах Лёд сердца ревно растопить; Замылить виды на изъяны, Пусть ненадолго, но гореть! Дай мне пройти сквозь все преграды, Что расставляет жизнь рядом проходя. Когда тело разодрут раны, Нежно скажи: «Боль будет не всегда». Когда время ускорит шаг И стан мой рухнет поневоле, Дай мне надежду, что не зря Не подала «тогда» покоя! Пока же пусть высохнут слёзы, Нутро всё в пламене горит. Пальцы направлю Я на звёзды, Дам темноте шаги скрепить.

-

Дыханию

Умей отпустить события прошедшие, Полузабытые моменты ушедшие. Поступки, слова, что давно так тревожат Сжигай до пуста. Пусть огонь их разложит! Дыши жизнью наполненной кислородом. Шагай к цели через груду преград. Если в пропасть упал, не сдавайся. Без старания не подняться никак. Пусть Бога взгляд не отвлекает. Сожми кулак и в бой иди! Мелодия в сердце играет, Слова с рифмой придут в пути.

-

Ей

Я не люблю момент Когда серьёзные слова падают в воду, Когда молчание после разговора, А общей темы нет совсем. Когда совершая первый шаг Кажусь нелепым неумехой. Не потому ли за улыбкой Прячу странную дрожь руки? Ведь точат душу демоны И проливается она в стихи.

-

Желанию

В движимой толпе один замер, дивясь закату. Ах, мне бы родиться птицей пернатой! Вести стаю на юг, на север, на восток, на запад: Сквозь цветные фонтаны, выше облаков, Огибая тундру, мимо жарких песков; Ценить каждый миг что природой даётся; Узреть Бога повсюду: в Луне, в Земле, в Солнце… Так пусть же взлечу, без свободы не мыслим, Пусть в полёте умру, Чем смирюсь с простой жизнью! Куда б ни летел, а пешим не слышим. Закат потускнел. Значит что-то услышал.

-

Женщине

Женщина, Ты, приняв образ Земли, В любовном огне, В своей глубине, Чередуешь подобное мне. В многообразном виде чудных колебаний, Мы оба жизнью движимы, Продолжаем дробить Наследственное достояние.

-

Жизненные наставления

Не бойся действовать один. Поверь в себя, когда никто не верит. Ушла удача, мысли собери: Настало время действовать иначе! Имей друзей лучших чем ты. Что делаешь другим, делай словно себе же. Поставил цель — в путь немедля иди! Пока не сжег мотив к вещам поменьше. Оставь с покойным счастьем тех, Кто в пропасти своей решил остаться! Не докучай, когда пришла пора прощаться, Когда совместных целей нет совсем. Не давай никому своей жизнью распоряжаться! Не стоит долго обижаться, Будет лучше невесомой правдой изъясняться, Чем медленно сгибаться под прессом лжи. Ищи любовь и всеми силами её схватить пытайся! Ведь лучше чувствами питаться, Чем голодать на пирном столе. Душе вредно всё оставлять себе.

-

Жизни

Посмейся надо мною Жизнь! А Я твоим безумным смехом наслажусь. Ты породила меня, замкнув мой дух в груди, Телу оставила возможность только умирать. «Так быть тому», — пускай скулят бедняги, Те, кто подставит щёку под удар. Но Я не тот, кто синяки прощает, Мне лучше чтобы загрубела в битве сталь. Ответь мне, Жизнь, на столь простой вопрос: Зачем кладёшь на губы каплю своей силы, Я только начинаю чувствовать их вкус; Как ты подходишь снова и с глаз их достаёшь?

-

Забытию

Движение рождается из раздражения, Ты тянешься к предмету чтобы изучить его, Понять, особенность приметить. Но знай! Познание тупит остриё решения. Желая стать, с прежним взглядом забытья, Ты будешь гнать свой разум вон Из объяснимого события, туда, Где вновь почувствуешь судьбы укол.

-

Зависти

Мы подражаем тем Кому завидуем, кого ценим. Что зависть, что любовь — Потребность чувств, — Которую надо утолить.

Законам

Увы, но все законы божьи Берут начало со вкуса еды. Люди глупы настолько, что даже Обожествляют собственные мысли. Вступив с собою в диалоги Они так прячутся в своей норе, В этом мелком огороде, Нелепо думая взрастить плоды.

Закону

Чей-то голос зовёт навзрыд. Такой тихий, что не расслышать. Закрываю глаза, хочу различить слова, Но вместо слов только плач дождя слышу. Я ребёнок на просторах жизни, Вспышкой появился, в темноту вышел. Холодная рука Космоса касается тела. В который раз не замечаю её прикосновения. С рождения, поедая немногое, Скелет прямится вверх, Ибо в незаметном величие, Как гласят ночью звёзды. Проходя все дороги, одну за другой, Надеюсь на нужную встречу. Закон кричит мне: «Ты никто!», Вопреки ему, отвечаю: «Я — вечен». Всяко великое распадётся на крохи, Остатки которых найдут в пыльной печи. Весь смысл конечности вижу там где Кончают движение горные течи.

-

Закончившейся любви

Тужся, тужся, забывай всё что есть. Куски памяти раскидывай в стороны! Какое тебе до старья дело, Хранить что давно было дорого? Имена, даты, слова… — всё вода! Вылью их на Землю-подкаблучницу. Слышишь? Пей! Выжми досуха, Концентрированные злобой потоки.

Звездам

Иду, луна открывшись мне сияет, Звёзды проснувшись завещают: Твой выбор труден, будь силён; Держи свой меч всегда готовым, Даже когда любовь покроет Сердечной сладостью глаза. Ты любишь свет. Но в тьме милей! В её великом безграничном взоре Сокрыт прекрасной краской холст; Наполни красками искомых, Новых порядков и законов, И он пуще дневного расцветёт!

Зиме

Мягкими перьями раздевается лес, Листва застилает златом дорогу. Небо как чистейший лед, На деревьях яркие короны. Пар от губ идёт наверх, С летом долгое прощание. Тихой песни сладок припев, С птицей вместе напеваю.

-

Зимней дороге

О, снежный бог зимы мятежной, Насколько власть твоя страшна: В воздухе ты куёшь одежду Затмив собою небеса! Как жалок я — снежинка только. Судьба моя — падать на лёд. Нагромождать сугробы долго, Зная, что таяние придёт!

-

Злодею

Кому-то сладостный момент Достался просто и бесплатно. Всевышнему всегда приятны те, Кто веселятся сейчас. Другой на дне лежит покойно. Его замыслы добрый бог Отверг. На что злодей творцам Господни Запечатлел свободу в слог. Не смог стерпеть боженька воли, С небес он грозно повелил: «Не будет у тебя свободы. Ты будешь обществом гоним!» И с тем злодея запутал минотавр, Гарнульи скинули с высот. Теперь он почти обращён в камень И погребён в пучинах морских вод.

-

Знанию

Эти пестрозвонные напевы Я точно слышал в старом сне, Где волны слились с моим телом И боль осталась вдалеке. На берегу своих скитаний Сел размышлять о жизни всей: О той, что кажется нам снами, И той, что видим на светле. Что ж, расскажу каков мир есть. Здесь глупость низший из пороков. К уму не прирастает честь. У мудрости одна дорога. Я знаю что Добро, что Зло, — Две сути единой участи. Легко покрыть печалью счастье, И трудно выйти из грязи. Я знаю боль — не вылечить её без боли! И видел радость, что блуждает налегке. Успел наполнить лёгкие любовью, Как с выдохом остывал жар в тоске. Я знаю вечность никому недостижима. Что нам доступно временно. Потому Смерть прям так противна, Что она в праве забрать всё. Но с ней зато цена виднее: Лучшее из прежности изъяв, Грядущей сущности силы придав, Делает мир слегка новее.

-

Идеалам

Идеалы вшитые с детства Я разрубал. И только так взрослел. Мне требовались годы посредства, Чтоб залечить шрамы Отчества, Найти себя и своё в мире место. Странствуя разумом в гегемонии чувств, В своём ничтожном нигде, Я оставался для мира повсюду. На кончиках пальцев покоилась смерть, Но следовала она за прохожим. Ведь такова жизни могучая волна: Песок легко сквозь пальцы льется, Но позже он в крепкий фундамент соберется И будет крепче чем скала. Пока дожди его обратно не раскрошат.

-

Истинам

Собрал Я истины, О чем твердили мудрецы, Что разделили всех правителей на типажи: Во-первых, есть славный монарх. Своим воздействием влияя на людей, Меняет жизни их на те, что пожелает сам. Второй — воин, силой своей пленит толпу. Конечно, он тиран, что непростим ему, Однако, умирая, вид к новым горизонтам открывает. И есть философ, собравши мысли прежних масс, Он укрепляется своим видением И синтезирует на нас расходящиеся по сторонам суждения.

Истории

Пускай кажется вначале Что человек во многом мал. Что нет возможности послать На острие стрелы заметку Через столетий ураган. Но посмотрев на лист истории, Ты будешь явно удивлён, Ведь цепь сковавших мир зверей, Проекцией событий ветхих, Тянется от лучших людей.

-

Исходу

Когда все вселенные сольются в одну, В моменте финального шага. Я буду видеть что творится в аду, И то, что исходит из рая. Все жизни в конце обретут полноту, Все выдумки окажутся правдой. Я буду слышать что творится в аду, И то, что исходит из рая.

Камчатка

Мы поднимались вверх к вулкану, Туманом скрывшиеся сполна, По шлаку Нового удара, По острию вечного льда, На край мира. Здесь леденящий свист ветра Безжизненно осушал поле. Нет пения птиц, нет разговора, Лишь боги гор, шепча в разломах, Взрывали серой фумароллы. Спустившись в лагерь, я уснул. Вдруг, в тишине безлунной тени, В палатку кто-то проскользнул, Усталый сон явил видение — Царя сих гор. Прекрасен и могуч был он! Сверкали очи тёплым пеньем. Улыбкой доброй разминась, Уста вели Земли рождение. Я внимал им, повиновясь. «Узник равнин! Твой разум одурманен кровью. Сорви оковы первогреха! Тебе лгали. Нету такого. Начало здесь, всего, всегда.»

Кошмару

Сонно лежал Я на спине, Когда в ночной весенний час, Сила неведомая мне, Пронзив барьер уставших глаз, Тенью легла к моей щеке. Едва свет утро возвестил. Вскипели реки. Мир взгремел. Стихи рассыпались в слова, И Тень кошмара из вчера Ещё сильнее въелась в меня. Так шёл черёд нового дня. Менялись месяцы, года. И вот теперь почти совсем, Нет белой кожи. Только Тень… Как можно всё вернуть назад; Очистить (кожу) и глаза? Попробовать иным путём: Не спать той ночью; Переиначить мысль днём… Должен же быть хоть малый шанс, Что ты заметишь сквозь расскрас Мрака, в котором жизнь ведёт, Кто верит что во сне живёт, Ведь только так та Тень уйдёт.

Красоте

Познание что в опыте даётся Чем ни было б оно отражено Речью, движениями, музыкой, лучами Солнца, Призраками слов, блуждающих средь молитв. Осколками причин миры возделав, Эфир ограждает нас от чистых чувств, Оставив лишь кажущуюся возможность Познать движение их. Секрет таков: спустя года не поймёшь ты предметы, Сколь много времени потрачено на изучение их. Всё будет прежним — нет условий Попробовать всецельный, настоящий вкус. Что руки, что глаза, что речь, что горло — Способны только часть картины выдать нам. В цветах, в каплях росы, в тающих льдинах — Преломлен облик воздействием твоих начал. Но есть ли путь, ответь Мудрец всесильный, Явить глазам причинность бытия, Уметь выбрать из многообразия развилок Ту самую, что проведёт до самого конца? Умел бы так, и, точно, счастлив стал. Но, жаль, тело не вынесет такое раздражение. Оно слабо, как ты не укрепляй. И столь же слаба наша сила. Зато как власть очищенных чувств сильна! Так сама Красота, схвати тебя всецельна, Убила бы сразу! Но смерть была бы так сладка, Если в смертельной боли чувствовалась Красота.

-

Круговороту жизни

Шёл снегопад, а за окном В белёсом шёлке вихрясь разложен Океан из облаков, Стелящихся до самих краев, Где расплываясь, серость множа, Впадает в цепкий хват земли. А там растекшись вглубь пещер Годами долгими стихает И в мрачном эхо исчезает. Переодевшись в новых формах, Потеряв сотни раз вид, Он в мире крутится благородный, Чтоб воплотить свои стремления; Встречает новое рождение В теле того кто наречён Хранить вечно в сердце своём.

Лету

В обычный летний день, гуляю по лесу, задумчив, Зверьё своей неясной речью говорит. Я глух к всему. Вдруг шум явился звучный, Это гроза вдали шумно гремит. Стянулись тёмной пенкой тучи, Закрыли свет, отняв у всех тепло. Исчезли мошки, разлетясь по лесной гуще. Остался Я один смотреть дождю в лицо.

-

Лицам

В одних лицах встречаешь многих, Но где найти средь них себя; Кто из знакомых станет дорог, Кого забудешь навсегда? Пусть был он другом для тебя. Не силён дать никто ответ. Но познал я, внутри людей Запрятан обычный человек, Каждый из которых отдалённо Представляет другую копию тебя.

Лицемерам

Прохожий взгляд. Фонарный свет. Осенний ветер. Шум машины… В этой картине Я застрял на много сотен лет И повторяю пленное движение. Судьба меняет мой оттенок наяву, Чтобы дополнить им своё безумное творение. Но пока скрепляет мышцы сила, Пока течёт кровь в жилах, Пока нервы двигают кость, Могу отчаянным решением судьбоносный ход кисти побороть. Кто-то скажет: «Гореть ему за это!» Пусть с каменем выйдет толпа, освищет своего врага, — Меня, — такой уж Я, — иной, — Кто не ведет в двойные поведения. Уж лучше кляксой на картине быть Чем растворить свой истинный оттенок И потонуть под краской тел, Под слоем власти, любви, денег.

-

Любви

Во сне предстало мне явление Красивой девушки видение. В сладком желании, с восхищением, Судьба оставила томиться ей. О пышных губ её касаний Молили все мои желания. Я поглощенный был огнём Чувств поглотивших разум мой. Ох, если бы в тот час очнулся, Забыл ту ночь, в мысли вернулся, Образ её напрочь забыл, Любовный пыл бы мой остыл. Но нет, воспоминание не пропало! Каждым утром когда светало, Жила мечта увидеть вновь Сегодня днём мою любовь. *** Она ушла и не сказала. Не спал, не ел, не мог я встать, Мне оставалось лишь страдать. *** Спустя года, оставшись без надежды, В толпе вцепился взгляд, как прежде, За изумрудные её глаза, С сиянием блеска ночь маня. / Годы несбывшейся надежды Прервались взглядом чутким, нежным, Вцепившись за изумрудные глаза, Блеском своим толпу сведя. Но почему сомненья рвут мои слова, И дрожь доходит до горла? Молчание меня хватает, Чувства окрепшие сгорают. / Это она! Дрожь зацепило моё горло, Сомнения порвали слова. Молчанья сеть меня хватает, Чувства небесные пылают. Последний взгляд жадно ловлю И тихим голосом кричу: «Я в шаге, услышь, посмотри!», — Но, даже вблизи, я остаюсь к тебе далеким. / Из сил что есть её зову! И тут ничтожный взгляд ловлю. Стоит она, вроде близко, но так далёко, Узнав меня, уходит прочь ночной походкой.

-

Мгновению

Мгновение задержись ненадолго, Мне надо хорошенько подумать, Основательно взвесить, прикинуть, рассчитать, Чтобы потом не прогадать, не говорить себе: «Зачем это сделал, подумал бы сначала!» Видимо такая во мне особенность: Бывает понравится что-то, Забываю прочее, чем бы ни было: Толкаюсь, выкрикиваю, бью по морде, Сам не свой в достижении этого. Напротив, малейший изъян, — всё кончено! От взгляда не скроишься, из глаз не скроешься — Ломаются лавинообразно декорации, Чувства притупляются Почти в шаге до своей полной остановки. Итак, раз за разом случается, Какая-то ещё одна история нелепая, Смесь жанров — не смешная и не грустная. Банальная и усредненная, и стандартная. Видимо, моя история плохо поставлена.

-

Меньшинству

Не монолитные, не одинаковые, Не скованные мнением, Меньшинства отличаются ненадолго Тем что двигают общество, Пока не падут замертво Под ногами непреодолимого большинства.

Мечте

Безвкусна жизнь вовне мечтаний, Обыденность заполнена разочарованиями. Стой выходящий! Подумай сначала Ждут ли тебя за порогом отчаяния? Будет дорога давать тебе радость Или заблудшим потонешь в усталости?

Мироощущение

Столь чиста моя душа, Что любой, проступок что когда-либо сделаю, Не затмит блеска её прекрасного сияния. Пусть сегодня живу человеком, Завтра — превращусь в мышонка, синицу или земляного крота; Променяю все знания на воплощение себя нового. Песчаная буря закутает мои глаза, Под жарким солнцем почернеет моя кожа, Позже, свирепый холод ветра настигнет меня и её отбелит. Я поверну мириады ресниц в каждую сторону! Я пойму: во мне всё ново и всё прожито! Каждый атом имеет свой вес и половинку. И разнимая их Всепроникающим вопль пронесётся по Вселенной Уничтожающим потоком!

-

Миру

Я знаю мир прост и логичен, Все предметы зависимы, А живое спешит к неживому. Мир мягок и прост, В нём всё возвращается: Мертвое ожидает живое. Все гонятся за властью, Поедают друг друга, Но не наедаются. Таково мое знание, что определяется мной: Из всех напитков что выбираю Всегда выпью тот, где будет отрава.

Мне

Не верю Я лукавым зеркалам. Не верю давней дружбы обещаний. Но где среди всех отражений, Можно взглянуть в свои глаза? Чтобы понять, на самом деле, Каким друзья видят меня. Я просто часть этой системы. Математически сложный. Рожден рабом отцов своих. Одна деталь сообществ крупных. Нет ничего, чтобы мог назвал своим: Ни мыслей, ни желаний, ни поступков. Нет даже моих слов — где-то прочёл их, А может услышал от таких же заключённых. Я биоробот, с тварями вокруг, Живу, выдыхая в воздух смертельные яды. Нарочно становлюсь, кем не хотел прослыть: Злым, глупым, несмешным, неточным.

-

Мое место

Мне недостаточно ни слов, ни ритма мелодии, Чтобы выразить, что накопилось внутри. Нет тела в котором ощущу свободу. Нет сосуда который меня выдержит. Ничтожные мои решения Заперты в собственном унижении, Стиснуты рамками ведения Молчаливого протеста. Преданный скромностью для широкого мира, Прячу величие в своём узком мирке. Скажи Жизнь, зачем уделила Мне часть своего будущего? Как все обычный, без маски, без логотипа, Я — частица мозаики, играющая словами, Вплетён с остальными сдерживающими Незаконные властям желания. Да! В моих мыслях бурлят запретные ураганы. Жаль, буйный их ветер снисходит до действий Спокойным, разумным, стихает с секундами, и, Остаётся, как думаю, навечно непонятым.

-

Москве

Среди асфальта и стекла, Вдоль длинных труб бетонной кладки, Одна заблудшая душа, Стеснённая шумом и давкой, Идёт по городу Москва, Пересекаясь речью, взглядом, С такими же, как и она, Ушедшими от родных объятий. Зову! Поосторожней здесь: ‎ Безмозглый люд заплывший жиром, Заросший потной волосиной‎, ‎ Утром и ночью уходит под откос.‎ Дороги сломаны машиной, Погода хочет всё снести. Впрочем, не трать природа силы, Закон здешний быстрее решит.‎

-

Мразь

Насколько мне бывает скверно Когда под свет ярких трудов, Под звуки мягких арф рассветных, В читании сфер былых богов, Я остаюсь таким же смирным, Таким же глупым. Просто мразь! Зачем пинаю себя к свету Если при нём — только молчать? Не нравлюсь Я своей персоне: Умом не вышел, телом слаб. Свои заученные книжки Хочу до крошек расстоптать.

-

Мудрецам

Куда не наступи, куда не посмотри Повсюду недоделки и халтура! Исправить бы мир целиком И вырезать дурацкую культуру, Которую некомпетентные старцы и мудрецы и самодуры Из своих маленьких умов пролили на нашу натуру.

Мыслям

Силясь смотрел в дали тумана, Пытаясь рассмотреть их грань. В беззвучной пустоте шагая, Каждый шорох давил меня. Я шёл не зная что искал. Вокруг меня сменялись ночи. Дни зажигались и немли. Сама погода как казалась, Назло всему с чем прикасалась, То распылялася дождём, То жаром потным пробирала, То жутким ветром остужала. Время как-будто замерло. Лишь поздней ночью иногда Блеском сияла дочь Луна, Послушница матери Солнца. Тогда мысли сходили до меня. Смотреть нельзя, не видя суть. Всё изменяется краеугольно, Вечны только следы от шагов. Все видят разные букеты, Неаккуратно колясь каждый раз; Все вещи излучают где-то Свою историю, рассказ Песочный — мгновение света, Доступного человеку. Жаль, не успеешь никогда Познать вселенной все края. Ведь мир меняется часами, Хоть на себя веками схож. Напрасно тратится безделье На мысли всякие и ложь. Что два различных языка, Часто молвят одно и то же, Что Ты и Я — две сути разных существа, На самом деле сильно схожи.

Навстречу суете

Я запрягу Пегаса своего Стальными прутьями И золотой подковой. С весенней радостной опорой Улечу прочь Навстречу бурной суете.

Насытившемуся

Я буду скрывать слёзы в дождевых облаках, Когда гуляю по пустынному городу, Пока остальные давно растворились в кроватях. Проходя мимо дверей ночных баров, В которых потрачена не одна моя зарплата, Я задаю сам себе личный вопрос: «Зачем жить по-настоящему, сегодняшним, Если никто не оценивает его?» А ты пробовал пережевать свою боль и свою любовь Чтобы затащить их вкус в любовный рассказ? Тогда бы и ты стал заложником своего героя. Это заметно, когда начинаешь петь свои песни Проходя мимо уличных музыкантов. Теперь Я бегу к угрозе, а не от неё, И сверкаю под пожирающим солнцем. Невидимый, спокойный и насытившийся серыми облаками.

-

Несчастному

Верно, К чему запоминать мне время Где оказалось всё легко? Совсем другое будет дело Хранить что было тяжело. Потому сильнее в памяти оно, Что в нём всегда есть место исключению. То, что обычно — это барахло! Наверное, счастливцем рождён тот, Кто радуется днями напролёт Своей обжитой, простой жизнью; Кому достаточно идти вперёд По растоптанной другим тропинке. Как жаль что Я не «тот». Судьба моя построена наоборот: Скорбно творить ночью развилки.

Новый год

Утренний снег зимы прибавил, Внезапный, ночью к нам пришёл. Вот за окошком ветер лает, Лучами солнца вдохновлён. Надежда буйная пылает, Восторг в сердце скрыть не дано. Снеговичок вот-вот расстает, От счастья прямо на яву! Звери сидят смотрят куда-то. Их взор мне чужд, но он так прост. Кошки котят учат, играют, Прыгают с ветки на землю. Победой музыка шагает, Люди спешат, не видя суть, По магазинам, по базарам, Хотят купить чего-нибудь. Снег подарил большую радость, Своей прохладною рукой Возвёл дворцы, навёл порядок, Построил горку под окном. Вдали шумят ребята звонко, Лихая скорость их манит! Поднимая сани на горку Со свистом улетают вниз. Руки горячи, сердце тоже, Глаза сияюще блестят. Ещё немного, будет полночь, Сейчас её так сложно ждать. Дома уют, запах салатов, Родные зовут теперь тебя. Дома вокруг сверкают ярко, Все ждут момент Нового дня! Тишина кругом застыла. Ты закрываешь вмиг глаза, Мечтаешь, веришь, ожидаешь, Пока пробьёт двенадцать раз. Вдруг грохот, брызги, гоготанье, Шампанское течёт рекой; Усталость дня отныне снята, На улице светло как днём! В глазах рябит от буйства красок, Их пересчесть я не могу, Крики людей смехом гоняют Веселье, радость по двору. Все смотрят дружно на фейерверки, Такого не было ещё: Щедрые свисты, дивные краски. Ох, как же вместе хорошо!

-

Ночи

Когда Ночь просится ступить, Снимая с Солнца мантию света, Оно ответно Бросит последние лучи, Они, переливаясь с горизонтом, Исполнятся цветом крови. И опускаясь дюйм за дюймом, Исчезнут с глаз, за край, вдали.

Нутру

Видел ничто, Пел как немой, Я жил во сне Когда утром Солнце уже, уже вставало. Какая мощь меня связала, Удерживала ураган в груди? Слова внутри меня сгорали Ни пепла, Ничего не оставляли. Как зомби шёл среди толпы, Вплетённый в паутину лжи. Лица знакомые мелькая Ещё сильнее заставляли Быстрее, прочь от них идти. С приходом ночной темноты Противился велениям тела, Выталкивал из дома себя вперёд. Приходил пустым обратно. Ложился спать, кидая вещи на пыльный комод. С толпой, на одном месте Годами схожими стоял И только, только ожидал Что чей-то крик разбудит меня. И он возник. Внутри меня: «Никто ничем лучше меня!»

Ода инженерному ремеслу

Я инженер и мне противны Качества росшие со мной. Я строю разные машины, Пытаясь в каждую из них Частицу жизни поместить. Против законов Я иду — Своё видение представляю. Даю толчок. Пинок. Готово! Животный стимул положил, Потом рассудок, щепотку знаний, Хаос структурой выпрямляю, И получившийся комок В руках держу и восклицая, Несу к весам творений божьих, Скуку на время отдалив, Своей фантазией горжусь. А вслед затем работать вновь за стол сажусь.

-

Ода уму, мечте, воле, нужде

О, Ум! Ты здесь, Чтоб охватить весь мир своей ветвящей мыслью. Движение звёзд силён постичь И приручить их свет во благо. Мечта! Ты муза. Одна способная прогнать сухости дней, тяжести ночи. Ты красишь будущее, Впрочем, во славу его мучаешь. Воля! Ты всему начало. Ты рождена чтобы родить словцо, А вслед за ним неумолимое желание Найти себя, пройдя сквозь всё. Нужда! О, смелости сестра родная. Меняешь внешность и слова, Своим влиянием изменяешь И мудреца, и дурака. Любовь! Ты опьяняешь. Кудрями жажды обхватив Сосуд разума разбиваешь, Осколками сердце ранив.

-

Одиночеству

Проходят скучные моменты Медленным шагом, день за днём; Я следую порывам сердца, Не слушаю к чему взывает ум. Мне кажется вдали увидел город, Мне чудится, что жил я в нём, Мне слышится знакомый голос, — В нём три слова: «Побудь со мной». Но бродишь ты под тенью солнца, Я — высыхаю под дождём. Я насыщаюсь долгим постом, Я собран лишь вдвоём с тобой. Как это пошло и безумно, Как это грязно и смешно, Как для меня весь мир абсурден, Но одному невыносимо тяжело.

-

Одиночкам

Мы одиночки — дикие звери, Корнями тянемся до цели, А дотянувшись, докоснувшись, Мы начинаем прорастать, Ветви обширней распускать. Вдруг утомлением схватимы, Прокусываем до нервов спины, В бедствии от напасти сей, Бежим прочь, теряя все, Чем прежде были одержимы. Вместо места где была цель Теперь остатки наших членов. Все растерявши, Только это Даёт нам цель к новым местам.

Ожиданию

Обычный житель этой планеты, В суете жизнь свою веду, Но почему сильнее сердце ноет, Всё хуже с каждым днём ему? Что ожидаю Я бездействуя В своих однообразных днях? Где начало выдуманных следствий, В каких запутанных нитях? Что за борьба меня с собою, Кто смотрит с зеркал на меня? Чей взгляд вырывается оттуда, С усмешкой вглубь души смотря? Как позабыл кто Я на самом деле? Зачем сдавил в себе столько речей? Куда завело моё злоключение? Как расплодил разум адовых чертей? Я верно должен встать, проснуться, После стольких слепых ночей. Не верить никому, себе дать оглянуться. Зайти туда, куда прежде не смел! Какой демон внутри терзает, Разве не в силах Я восстать сейчас?! Вновь завтра подтвердятся эти слова, Скажу опять: «Не в этот раз».

-

Отражению

Шёл вдоль ветряного забора, Мимо звонких серебрянных вод. Где казалось, что всё было здорово, Но остаться здесь Я бы не смог. Решил заглянуть в темнящую воду, Усмотреть в отражении себя, А заметил в миндальном своде Повидавшего мира старца. Я увидел в нём грозного зверя, Его изумрудный оскал, Его серо-грубую кожу, Его напряженный накал. Сколько опыта в его глазах, Сколько гнева раздробили его зубы? Костяшки на его разбитых руках Помнят каждый день сложной учёбы. Много ль чувств держат его губы, Не дающие слову пройти? Словно из-за старого спора Под тяжестью лет тонут они.

-

Очевидным истинам

Когда вижу кривых — Распрямляюсь. Когда вижу скупых — Разоряюсь. Когда вижу больных — Отвлекаюсь. Чужие ошибки повторять не хочу, Потому улыбаюсь чужому горю. Набрался того что и так очевидно, Чуть ниже оформил чтоб было красиво: «Слушай стариков, если хочешь долго прожить. Но и жизнь твоя не будет милей их. Слушай врагов, чтобы узнать свой портрет. Но друзья, заметь, потом не пригласят на обед. Слушай глупых, чтобы понять кто есть умный. Но нечасто, иначе станешь таким же безмозглым. Слушай родителей лишь из вежливости. Не наслушался ль их ты в детстве уже? И, конечно, главное слушай себя, Когда твёрдо решил что делать пора!»

Первому воспоминанию

Помню своё первое воспоминание, Там в свете фонарей и машин сверкании Рисовался рисунок зимней ночи, Где вдали, покрытая снегом, Блистала вершина горы. Я беден был, обут в сапоги, В комбинезоне, в варежки, Шагал домой, держась за руку своей мамы. Не понимал ещё тогда Что жизнь готовит для меня. Потом был ужин. Какой не помню, Значит, как обычно, прежний. Качнулись стулья, как вчера, но вдруг Момент мне показался неизвестным, Что-то во мне изменилось как-то. Навсегда. Помню лежу в постеле, почти в мраке, Боюсь смотреть вокруг — везде кружки Окрашенные красной краской неяркой. Кружат. Я спрашиваю их — не отвечают. Они живут только в глазах моих. Шло время, раз за разом падая со ступеней во сне, Я вставал полусонный, Шёл с разбитой поступью по Общественно-неровной лестнице, Где был избыточен в своём мирке. Не ощущая где есть правда, Стал убегать от истока прежних знаний К чёрным стенам глубин души. Где свет радужного сияния Любовным огоньком тихо горел.

Перекресток

Перекресток разводит душу пополам, Верный путь выбрать не свойственно нам. Так стоим, в ожидании действий судьбы, Ковыряя из сердца осколки любви, И ступаем по следам недавно высохшим, Другие возможности забросив равнодушно. Начинаем сначала, подходим к концу; Оставляя на завтра время на мечту, Находя для сегодня дела поважнее. Проливаем свой свет с рассветом бездумно, А устав — засыпаем, с желанием Проснуться утром свободнее… Я знаю. Я верю В мире найдётся дорога одна, Которая разбудит всех нас ото сна. Пускай годы поиска мне будут долги, Я пройду все тропинки, что ведут в никуда, Чтобы верную найти, и дойти до конца.

-

Перерождению

Смотрю в закат, в его огонь, Солнце устав слабее греет. Спускается на спячку в дом. От света звёзд небо синеет. Мир преображается казисто. В разливах красок тонет он. Но вслед секундам краски меркнут, А в памяти мгновенья блекнут. Я с силой держу про себя: Чувства, имена, проклятия. Оставить хоть что-то после себя, Сохранить в неком концентрате. Как жаль, изношено дыша, Хладеют прежде полыхающие жилы. Разбиты планы всех надежд. Забыто то, что помнить следовало было. Увы, покорена та точка невозврата, Где вечность сжатая в клубок, Из сумм нажитых многих слов, Мешается в водоворот воспоминаний. Мне настаёт новый черёд, Преодолевать бессмертный порог, Закончив долгий переход, Слагать свой путь от смерти к жизни. Вновь открываются врата раздолья, И пламенем плачет старушка душа, Что вечно блуждает и мыслит о многом: О смысле, о жизни, о завтрашнем доме.

-

Питеру

Хмурый воздух под туманом, Сильный ветер проносит дожди. Здесь, вблизи, возвышась величаво, На заполненной площадью людьми, Стоит памятник Александру. Что в метро, что под небом — Сплошная унылая серость. Глаза здешних потускли Солнце как-бы утратило смелость: Делится теплом лишь изредка. Но бывают другие моменты! Когда шарф обмотаешь по самые уши, Спотыкаясь, снег топча, Улыбкой стреляешь в спешащих прохожих. В молчаливом снежном настроении вечера.

-

Подруге

Подружка случайность Почём ты скупаешь жизни отчаявшихся? Напомни, зачем ты свела меня с нею В Москве на Арбате дождливым апрелем? Купив пару тёплых напитков бодрящих, Мы двинулись в сторону храма просящих, Вдоль речных дорог и чёрных деревьев, Говоря попутно о своих стремлениях. И так повторялось неделями дольше, Всё к ближе и ближе манила она. И я возвращаясь с таких приключений, Снимал набухавшую кровь в заведениях, Где мог насладиться в объятиях другой, Той, что не играла в чувства со мной; Где я целовал её грудь, её шею, Но думал о той, кем мечтал завладею. Неделею позже она позвонила. Как прежде мы встретились. Снова так мило. Не в шутку она повела об уходе, А чувствовал я как сердце сгорает во плоти.

Поискам

Не оставайся равнодушным, Не позволяй собой не быть. Приподними завесу тайн насущных, Взгляни, что прячет дивный мир! Он бесконечен и богат, В нём отражение твоих мыслей. Ищи в себе далёкий смысл, Открой богатств мгновений клад. Вспомни шёпот летних дождей, Улыбок нотки, нежное касание Возлюбленных тобою людей; Калейдоскоп ночных мерцаний, Лучей рассветов и вечерних огней, Глубоких мысленных желаний К первой начавшейся любви… Раскрой себя для новых дней: Прости ошибки слов напрасных, Прежде свершённых гиблых дел. Иди вперёд, веря в возможность, И выбирай, что захотел.

-

Потере

Бетон и стекло — все мои ориентиры. Я как кошка ползу по районам, в квартиры. Различаю прохожих по шапке её цвета. Вновь ошибся лицом, — не она была это. Разве разные мы или всё же похожи? Сообщение прочитано, но ответа не сложишь. Недоступен звонок и прощание застыло. Я тебя полюбил, а ты всё отменила.

-

Потерянным

Все мы потерялись. Перестали хвататься глазами. Почти вымерли. Кучки остались. Потому и бежим во все стороны. Запираем себя ночью в клетке И зовём её своим домом. Не мыслим себя без розетки И гордимся рабской свободой. Питаемся мы всякою дрянью, Одеваемся модно от геев. Нам неважно какой будет старость, Главное быть сейчас в теме.

Поэту

Вместе с поэтом шли года, Менялись девушки, становясь лучше. Рассудок тоньше замечал Жаждущий взгляд проходивших женщин. Но правда в том что сам поэт, Ступая на мокрый песок Оставлял новым шагом меньше следов, Тянул всё больше пыли от встречи. Ведя других рассказами Он после кабака платил, Ложился спать в объятиях дорогих дам, Которым наутро посвящал свои дешёвые наречия.

-

Правильному

Кто скажет мне как правильнее: Сливаться вместе с толпой Или полагаться на себя сильнее, Искать вне рамок общества эгоистический покой? Учиться ли мне чудесам, Заполняя ими магазины, Или творить из себя Игрушку для своего Бога-господина? Не уставая вставать каждый день и Идти, и бежать на работу опять Или просто брать что желаю и что захочу, Не обращая внимание что мне не по плечу. Сколько надо поломанных зубов, Сколько надо порезов камней, Чтобы наконец-то Я понял: Шрам это отметка учебных страстей. Продолжать ли мне строить планы, Когда знаю что старость близка, Или оставить как есть, неизведанным, Для других неизвестный кусочек мира?

Приговору

Стучит печально ливень в сердце. Душевный гром не заглушить. Могу лишь убежать Забывшись в выпивке, наркотиках и сексе. Усталый от того, что мне не в силах изменить. Расходимся с друзьями, каждый своей дорогой, Теперь у каждого свой личный дом. Но даже расставаясь не задаем вопросы. Слова «Привет-Прощай», — Наш вечный приговор.

-

Прометею

На дне зловонных вод Под тяжестью стремлений, Тонул, и видел тёмный мир: Рыбы съедали мои убеждения, Моей мечтой себя вскормив. Но некогда грустить! Вода прекрыв дыхание Мешала воздуха вдохнуть. Я умирал, не чувствуя страданий, При жизни их успел глотнуть. Не думал ли Я о надежде? О, нет, Она давно растрачена была. Я в бездну шёл в разодранной одежде, Туда, где сам Аид меня с рожденья ждал. Казалось всё, конец. Но вдруг, сверканье пышно разразилось! Трезубец воду отделил. То — сам Нептун, своим почтением, Меня от смерти уводил. Он разорвал верёвки страха, Что с детства стягивали грудь, Не дав развитый голос мне. И выковал из воды печень, Взамену той, что выклевал орёл в божественной войне. В тот миг, ох Я вдохнул, как прежде не бывало! Почтил добром спасителя своего. На что ответил он: «Так было надо. Провидец, продолжай начатую борьбу».

-

Профессии

Что напишу в итоге растворится, Оставив следом за собой зерно, Которое склюет черная птица И унесет от всех в свое гнездо.

Прощению

Осмысленности отвергая, Заложник всех вещей вокруг, В печальной маске оформляю В произведение свой недуг. Ведь таковы законы жанра: Терять найденное с лихвой; Бродяжничать в толпе глухой; Влюбиться когда застигла жажда. Не отпустить тот летний день И вечер поздний вместе с ней. О, муза в чёрном длинном платье! Я недостоин был твоих объятий. Я знал! Мне следует уплыть, Дыхание сладости забыть. По гребням пенных волн взбирался, Но запах твой всюду казался. Одолевая испытания, В шторме душевного отчаяния, Сердце сжималось вновь и вновь… Я проиграл — из сердца вырвалась… Любовь! Скрутившая чертями Моё иссохшее ядро. Скрепляешь ты жаркой печатью Надежду в столь горьких объятиях! Стою сейчас на краю света. Прошу, услышь, — и отзовись в ответ волной. Я парус подниму с луной, Вернусь к земле, к тебе, к рассвету.

-

Путнику

Затянутый серой толпой, Бесчувственной и безвольной, Я руки скрестил на груди, Иду, спотыкаясь об чужие ноги. Стемнело. Встречаю прежние места. Гул сердца медленно подходит, С различных шумов речь доходит: Быстрей, быстрей вперёд спеши! Не верь слепцам, их разговорам О форме призрачных узоров, Которые о белизне небес поют. Гони всех тех кто заставляет, Отняв последнее жилье, Учить жизни, кто утверждает, Что весь наш пыл лишь баловство. Дыши жизнью наполненной кислородом, Шагай к цели чрез груду преград. Когда в пропасть упал — не сдавайся, Без стараний не выйти никак. Будь честен, прям и твёрд И на мечту свою опирайся. Делами разрубая злобный рок, В битве за истину сражайся. Следуй своей выбранной дорогой И не верь в случайности взлёт. Главное помни, не сложно найти кого-то, Такого же путника, который с тобою пойдёт.

Пьянству

Я заложил в себя столько идей — Аж взгляд пронзает насквозь вещи! Но Я дышу, и грудь сжимается больней, От высыхающего изнутри протеста. На что тогда подарена мне воля? Чтобы оскал лица смирить И превратить в ничтожную улыбку? Ах, лучше всё в пьянстве забыть!

-

Работе

Как ценно лёжа в тёплой постели Наслаждаться ленивостью в будничный день, Кидать минуты в свои сновидения, Послать все заботы на самую пень! Но вот опять пришло воскресенье, Забот накопилось — не решить все за день! Так ли не лучше принять решение: Будни на работу, выходные на лень.

Рабу

Ты пёс мой, повинуйся скорби! Впади в безумство и смотри Как рвётся твой слабенький голос Под толщей шума злой толпы. Мой раб! В плену устоев, Не видишь что руководит тобою Ненастоящий капитан: Законы, ярлыки лепит Словно клеймо, в разум вжигая мораль свою. Ты стал окован: часами, днями, год бежишь. И с каждым днём, Теряешь больше, с новым витком старого круга. Не жди что в этой вечной гонке Найдёшь ты финиш. Нет его! Здесь гладиаторы арены только, Сражаются за свои животы. Заполни мозг тупым молчанием, Стеклянный взгляд направь насквозь Ходящих мелочных песчинок — Потомков прежде самих Богов! Пойми, свет жизни длиться одночасье, Тень смерти любви лик. Всё — пустота, и всё напрасно. Здесь ожидание — лучший миг. В плену морального устоя, Не видишь — ненастоящий воевода, В мозги вжигает свою волю, Законы чуждые лепит. Ты стал окован: Часами, днями, год бежишь, И с каждым вздохом, Теряешь больше, чем можешь накопить. Вера в себя быстрее плоти стареет. Пока не мёртв, желай ещё. Вставай, беги назад, пока есть время. Сдери с башки раба клеймо!

-

Различие

Я нахожу в чужом своё, Но корысти в том не питаю, Наоборот, Я изъявляю Возможность миру взять моё. Мне не ценны формы, цвета, — Различия нас различают; И в этом скрыта красота — Красиво то, что исчезает.

-

Разложению

Сижу под старыми ветвями В осенний светлый день сухой. Я очутился здесь случайно, Оградившись от мирских забот. Столь странно, Ведь Я искал другое для себя: Где будут войны, ураганы, Удары волн биться в меня. Но здесь всё тихо и спокойно, Дыхание можно ощутить, И насладиться жизнью скромной, Разложиться трупом, а не сгореть.

-

Разлуке

С разлукой дух новых творений жаждет; Бегу от тех, с кем не стал ближе знаком, С кем не сумел воплотить великих планов, Прочь от упущенных годов.

Разочарованию

Ответ застрял глубоко в горле. Мир на мгновение погас. Взгляд, прежде смотревший прямо, ровно, Вдруг опустился и угас. Шумы воскресли. Я бессилен. Её слова проходят эхом в голове. Я застыл, но сердце продолжает в силе Стучать, перекрывая звуки все.

Расставанию

Странно солнце сияет в обед, С лучезарной улыбкой весенней. Смотрю вверх — облака разлетелись — их нет! Как и нет нашей дружбы-веселья. С морозливой скорбью я зашёл в метро, Где заснул, с желанием забыться. И обидно за то, что мне снится: Как ты на перроне сжимаешь ладони его.

Революции

Он присвоил наши блага, Усевшись в царские хоромы, Чеканя безумные законы С римским упорством кесаря. Мы для него пустое место, Рабы, мешающийся сброд, Словно животные, без чести, Сытые тем, что он пошлёт. Но нашим бедам есть кончина И его счастью тоже есть. Докажем мы, кто здесь скотина! Здесь мы народ. Совершим месть! Вставай за нашими плечами Несокрушимою стеной. Взорви молчание речами, — Сорви со лжи невежд покров! Вместе мы все — восстаём разом — Против бесменных господ идём. И победив эту заразу, Дружно в разбойников харкнём! Вперёд народ, топчи подошву, Кричи, что накопил на языке: «Мы сила здесь, ты царь ничтожен!» «Мы возвращаем властие!»

-

Риску

Пусть жизнь запомнится учением Бросать на страхи свою кость. Вкус совершённого деяния наполнят Капли поцелуев и моря горьких слёз. Попытка обернулась горем Или к величию путь нашла, — Не важен результат, важно понять другое: Жить свободно — значит рисковать. Будь же упрям и правду обрети. Пускай враги ещё преследуют в пути. Скучна история героя без врага. Ведь только в поединках мы вершим великие Дела!

-

Рифмам

Бывает засмотрюсь на стену, Когда упадут лучи света, Засветят пыль, Вспорхнет внезапно рифмовка эта, Я хвать её. Держу. Вот и… Услышу вдруг кудри ветра, Своими мелкими ушами, Как вспыхнут образа Тогдашних действий, Что послужили мне в начале… Прохожу, Вдыхаю воздух, Выходит он стихом пахучим; Бывает разным: колким как игла, Да вот пример — пустым и скучным… Задвину на глаза капюшон, Устрою руки в тёплых карманах, Под вечерний шум дождей ударов, По тротуарам погуляю, И может что-то вдруг пойму.

Роману

Возможно я никогда не любил, Может пару раз, но не более. Роман, что голову так вскружил, Был построен заранее мною. Сердце давно превратилось в кремень, Защищаясь от разного боя. Ни поцелуи твои, ни ласки весь день Не наполнят любовным настоем. Всё реже мысли о тебе. Сбиваются воспоминая шумом. Забудь меня и взгляд переведи. Никогда ты не была меня достойна.

Свиданию

Что порочно, а что нетронуто? Когда глухой ответ становится язвительной условностью? Почему часто речь заходит о чём-то старом, слабо приклеенном И так редко к вопросам о жизни, О судьбах развеянных? Я занят делами. Мой друг — Одиночество. В гармонии с ним воплощаю идеи, Подходя со всем безумным творчеством. Кого-то приглашаю вечером побеседовать Внутрь зданий погруженных простой словесностью. Ах, что за совесть? Да как замучила! Бьётся кулаками, но я упорно отворачиваюсь. Назло себе рано встаю, поздно засыпаю. Когда сны не снятся, размышляю почти до утра, Грядущий день в зевоте разминаю. Привык стоять в холоде, в мокром снегу, раздумывать, верить… Ещё немного, быть может мне встретится спутница? Тот самый человек с искренней улыбкой. Мы разговоримся с ней историями разными, В раздумиях совместных надолго свяжемся.

-

Своему выбору

В своём изгнании, прочь от всех, Гонит вперёд тающая в жилах сила. Не ведаю каким будет исход, Бренно спускаюсь вниз к равнинам. То поднимаюсь, рубя скалы, Рожденных задолго до меня; В недрах которых билась лава — Осталась только пусота. Трясётся небо, таю, стыну, Но продолжается мой путь В воображаемой картине, Исписанной в сотню этюд.

Святости

Герой беседует с ханжой. Пророка только власть питает. Убийца свадебно одет. Дурак затею претворяет. Для мудреца люди забава. Богач цену искусству набивает. Безумец верит в доброту. Ребёнок сам с собой играет. Политик враждует со страной. Влюблённый свечи задувает. Старик истории подменяет. Поэт живет не знаю что.

Себе

В место не крытое Вместо спокойного, Куда ты рыпаешься Покуда сломленый? Жаждуешь душкою Вещи немалые, А сам-то мышею Прячешься с норову! Всем притворяешься, Делаешь вызовы… Брось! Никто не хочет Быть кровью обрызганным. Судишь по внешности, Пишешь воочию. Что тебе прочие? Прочее! прочее…

Сердце

Что за странный предмет в груди Дарящий мне сомнения, Неверные решения Под быстрые удары И стуканье внутри? Как он живёт без света, Но нагреваясь где-то, Почти что безвозмездно, И как-бы незаметно, Движет по телу кровь.

Смерти

Опять иду домой один, В который раз — не подсчитаю. Мысль крутится: «Чего достиг?» — Да сам себе не отвечаю. Струятся шорохи шагов По треснувшим губам бульвара. Что-то кричит в душе: «Постой!» — Но сам себе не отвечаю. Дошёл уставший. Лег в постель. В молчании крепко засыпаю. «Запомню день этот или нет?» — И сам себе не отвечаю. Вот солнца свет будит утром, Я просыпаюсь в прежнем теле. Внутри меня звенит струна Звуком протяжного безверия. Кем стану Я, чем овладею, Короткий путь ли Я пройду, Смогу ли Я довершить дело, А если нет, зачем умру?..

Совпадению

Нас окружают совпадения, Чуть что, задев коротким рукавом; Не веря в силу Провидения, Ты ищешь решение умом. Не надо друг, смысл в другом: Попробуй действовать душой.

Спасибо

Не уподоблюсь Вам — жалким червям, Гниющий след тянуть с утробы. Я разорву сковавшие меня оковы, А вслед, надсмотрщиков надо мной! Отвечу всем, кто не поверил Моим идеалам и мечтам, К причудливым на вид делам, Смеялся над затейливым решением:  — «Спасибо Вам». Благодаря Вашим урокам Я знаю больше, чем должен знать. Отцеживая капли подоплёки Сил нахожу, чтоб побеждать! Стою, омытый грязью Ваших колких слов — Мне не в первой держать разящие удары! На слух они — глыбы, стоящие веками, На деле рассыпаясь в мелкий порошок.

-

Стихам

В стихах слёзы моих рыданий, В улыбках часть бурных страданий, В желаниях страхи потерь, В воспоминаниях музыка измен, Но глубже радость перемен. Свободен в мыслях, Телом заперт в тесной клетке! Готов с улыбкой сбросить ценный груз. Мотаюсь в стороны — оказываюсь в центре. К моменту, что так жду, зуба не разожму. Время терзает волю, Мне что, впрочем, толку? Оно убьёт в конечном счёте всех из нас. Пока же действую — не страшна челюсть волка! — Душу разрывает в клочья не она. Пока есть цель, что дел мне до несчастий? В борьбе за счастье в кровь кулак собью. Всё ставлю под сомнение: Что сила есть? Что слабость? Я занят тем, что жизнь в петлю несу.

-

Страху

Пойди вперёд навстречу к страху И он последует к тебе, Но подойдя пройдёт насквозь, Оставшись за спиною праха, Ты же направишься к кибле.

-

Судьбе

Пусть власть богов свершается над телом, Неотвратимо, до самой глубины создав меня. Но, конечный Я — являюсь собственным творением. За каждый шаг готов ответственность нести. Великую мечту питать с рождения И до смертного одра её творить, С разбитой костью вставать после падения; Дремоту будущего своей волей будить.

-

Суженной

Предаюсь уму — наваждению, Постигать то необъятное, Что в мире зовётся действительным, Но видится непонятливо. Дорого даётся знание. Нитка за ниткой тяну его с берега. Устал весь, промок, выдохся, А остальные смотрят, да гневаются. — «Что ты делаешь-то бестолочь! Поиграй-ка лучше с нами родимыми. Тянешь ты с неизвестного берега Хлам бесполезный. Не дивно ли?» — «Оставьте свои речи гиблые! Клеветчете вы место диковинное, Но не были, не хотите, не жаждите Усмотреть в найденном милое.» — «Ну и чур тебя самозваного! Долго мы натерпелися ереси. Ты иди к тому что повидывал, А здесь не будет теперь твоей Родины!» И побрёл Я в долину великую, Венец надев из растениев, И заметил Я под тенью зеления Свою любовь белоликую. Она внезапно сразу дёрнулась, Побежала прочь в тёмные заросли, И исчезла в них наземь, и спряталась, Среди стебелей ядовитовых. Голову задевая крапивою, Поклонился ей, дружбы жаждуя. Надевая с чувством трепета Пыльный венец откровения. — «Не бойся меня моя суженная. Натерпелася ты страха-ужаса. Ты одна одинёшенька бродишь ли Или дом твой где-то поблизости?» — «Меня давно родные выгнали. Не нравились им мои смелые пения. Им казались они иллюзиями Неизвестного им воображения». — «Да и Я охотник за иллюзией. Предаваясь ночному пению Бывает, смотрю на звёзды белые, А видится мне небо синее. Что ж, пойдём вместе как двое суженных, Вперёд по клетчатой земле поделянной, Находить в ней другие мнения, Искать выход из царства забвения.»

-

Танцуй

Наполни песню тишиной. Услышь молчание в громком шуме. Весну свою живи, танцуй! А вот зимой шагай с толпою.

Тварям

Представьте, кабы каждая тварь мыслила как человек: Гнушалась поступков которые совершает, Страдала вечерами от любовной разлуки, Задавалась вопросами, которые разум переполняют. Как трудно бы стало комару пить кровь и видеть как мучается укушенный; Как неприятен оказывается навоз, вываленный лошадью на проезжую улицу; Как будит ночью лай одинокой собаки, вспомнившей свои игры с хозяином; Как муравей понимает проклятия за движение по летнему завтраку. Верно, твари живущие достойны своего смирения. Даже мудрейший из людей никогда не достигнет уровня их. Как самый зрячий не увидит в темноте больше того, что видят кошки. Но Я вижу в их жизни бессилие, потому выбираю свободу сожаления.

Творчеству

Мой блокнот совсем пуст: Ни заметок нет, ни адресов. Пожелтевшие листы страниц Держит всё ещё крепкий шов. Что бумага, боишься оказывается? Ты ж не знаешь кто портит тебя! В кляксах узоров на тебе оставляется Большее, чем часть грифеля. Трудно тебе хранить эмоции, Что прежде с таким трудом добыты, Отправляя чрез годы далёкие Их запутанные структуры? Вот смотрю на тебя… и Идеи разрываются во все стороны. Рука не поспевает за мыслями. Оседает в воздухе творчество. Я бросаюсь ухватывать, Резким движением робость исписываю. Готово! Вслух читаю написанное… Мусор. Буду выбрасывать.

-

Тоске

Тоскливое небо тоскливое — Серый камень повис надо мной. В ботинках мёрзнет душа морозливая, Задевая лужи бахромой. Несётся пакет целлофановый Мимо бледных усталых людей. Жизни их — плевки на белом кафеле, Но надежд наполнят сотни морей.

-

Тост

Быстры секунды что идут Когда события вокруг Наполнены славным разговором, После чего размыты добрым сном. Ну что ж друзья, вином наполните бокалы, Сидящие примите скорый слог. Умерьте взгляд. Закройте рот. Вкусите мысль, что напала. Я поднимаю этот тост Тому, кто не бежит к огню от мрака, Кто в бесконечной гонке со страхом Смеет доказывать судьбе, Что он способен породить Благочестивые деяния, Кладя на ложе божественное достояние, Самолично судьбу творить.

-

Труду

Настиг конца долгого дела, Смотрю на вид давней мечты. Закончен труд, отдано время, Мой разум полон пустоты. Если не совершаются деяния — В сердце играют воспоминания. Ищу я новые влечения, Труды имеют сроки лет.

Умрите

Зачем мысли за мною следуете? Множитесь, крошитесь Под ногами, по дороге к работе. Я вас вытряхиваю, а вы назад лезете! Ищите пути к сердцу, раз мозгом покинуты, Пока занят чем-то важным, нужным, ответственным… Замолчите! Я знаю! Не хочу так! Такая жизнь меня только губит. Как муха жужжу круглый день, Наутро найдёте в мёртвом безобразии: Лапки скукожу, Вы в урну выбросьте поганку. Что вы, истории мои верные! И ваши кончаются нити, казалось безмерные. Зачем связывал вас, плёл в одежду кожаную? Что стало теперь с ней? Распадётся на мне. Вот, дырищи уже какие сделались. Посмотрите! Ничего, проживу ещё немного, Как-нибудь с этим, Разлагаясь своим бедным существованием… Убедите меня тотчас выйти! Я раскрою улыбку полную иглами, Шкуру сброшу всё примиряющую… Посмотрят на меня люди разные, Да умрёте от страха. Зрелище-то какое! Ого-го! Ха-ха-ха!

-

Уходу

Пора сбросить что накопил, Корни срубить, что здесь пустились, Попрощаться с теми, с кем Я жил, С друзьями навсегда проститься. Когтями страх в спину вцепился, Нашёптывает: «Останься здесь». Но знаю, лишь только собственная воля Поможет скинуть его с уставших плеч. Время съедает частичку воли, Пустым покоем меня манит. Чувствую здесь не конец моей дороги, Я буду продолжать идти.

Учителям

Хочу услышать звуки пенья, Что так давно были слышны, В моменты близкие к рождению, В минуты без образованности. Когда меня учили люди Они изрезали мой слух, Мои глаза, слова, движения, Мои миры, стремления и покой! Всё захватив, раздробив в ноль. А дальше выдали линейку, Повели в сад, где вместо птиц, Я слышал сказки мёртвых лиц, Принял их формулы без возражения. Впрочем, смирение было не очень. Пусть все имеют шрамы как и я, Но боль обучения берет меня: Вместо полученного знания Я предпочел бы взять незнание, И тем гордился бы сполна. Без шрамов обучения.

-

Финалу

Нет места мне в аду, в утопии, в раю. Чистилище моё во сне и на яву. Я плаваю в дерьме аристократов, Церковных служащих, финансовых магнатов. Отверг идеи старших братьев, Да что взамен? Свобода столь желанна, Но не воспользоваться никак ей. Я вне истории, религии и продолженья рода. Ничем меня не соблазнить, — Окончен Я! — финал культуры, лишний. Но! Мне последним уходить.

-

Целям

Как жизнь схватить простой рукой, Так, чтоб вцепиться посильнее, Не отпускать, держать ровнее, Ей управлять плетью тугой? Как укротить её возможно, Унять её бунтарский нрав, Договориться, если можно, Привычки странные приняв? Как рамки Жизни раскрепить, Её секундами велить: Замедлять время там где нужно, Ускорять там, где нужды нет? Пройтись по всей цепочке целей, Взять что другие не посмели, Набрать сюжетов в толстый блок, И рассказать потомкам впрок.

-

Центру

Проезжий, слышишь разговор? От стен на Даевом исходит, В десяти метрах эхо сводит Шумы стиралки и печи. Прижизненно чудные люди, Сюда вселились, что-то мутят, Раскручивают, вертясь, учат, Все выше поднимая тиражи. Налиты рюмки, кальян дышит, Речи английские слышны, Вечер проводится отлично И незачем от нас спешить. Поздней ночью закрылись двери, Окна завалено сопят, На продырявленных постелях Умы под градусом лежат. А по утрам, выйдя из кельи, Хлопнув дверями, давя пол, Обмолвившись одной рукой, Исчезнет дух в своём хождении.

Цивилизатору

Со времён первых лет Кто-то ждет, кто-то нет, Надевает на плечи доспехи. Начинает войну, Возвышая мечту, Говорит о победе умело. Взгляд направив вперёд, Он как-будто плывёт, По широкому морю решений. Шагом быстрым скользя Сквозь пустые тела, За собой оставляя привидения. Он на скалы идёт. До последнего ждёт… И ныряет в пенистые тени.

-

Человеку

Птица, что летит над облаками, И та, что пением ласкает слух; Собака, что пугает безумным лаем, И та, что покорно с тобою идёт… Разве обучены они этому были, Делать что так естественно? Кем родились они — теми прожили. Таков их порядок. Их естество! Человек же рожден, не умеющий ничего, Ему суждено обучаться. Проводить часы за письменным столом, Запоминать, повторять, ошибаться. Чтобы он смог достичь облаков, Звуком инструментов наслаждаться. Пугать тренированным телом врагов. Вместе с друзьями по миру скитаться.

-

Чувствам

Всегда можно убежать, Не говорить лишнего, совсем молчать, Запрятаться в потоке разных мыслей. Остаться там, где места нет; Найти в кругу друзей ночлег, Казалось бы в самом безлюдном месте. Обменять свой счастливый миг На этот шуточный облик Навязанного страха непринятия. Ведь что на деле залечь в сердце? — Пройти сквозь разум поперёк, Обманув чувства разным средством.

-

Я не боюсь

Я не боюсь всё потерять и вновь начать сначала. Держать себя, свой страх в нервной узде. Помнить уроки жизни, что полны отчаянья. Искать границы чёрных рамок в темноте. Будить всех демонов, спящих в моей душе. Чтобы в конце проснуться опьяненным, И вспомнить всё, сказать, — «Не зря такую жизнь прожил!» И отпуская свыше данную свободу, С последним поцелуем дух вселенной одарить!

-

Я

Я свет от звёздных облаков. Мои слова — воля ветров. Смысл — вкрученный в резком звуке. По пылинкам собравший такого себя. Посмотри мне в глаза, В них увидишь себя.